en

Выставка Тарин Саймон «Исследование в действии: Сценография власти» в Музее современного искусства «Гараж»

Музей современного искусства «Гараж» представляет проект Тарин Саймон «Исследование в действии: сценография власти», в состав которого вошли две новые фотографические серии. Продолжая сотрудничество с Музеем, начатое в 2015 году, художница впервые в своей карьере будет работать «вживую» и по ходу работы выставки создаст новое произведение искусства, позволяя публике стать соучастником индивидуального исследовательского процесса.
Тарин Саймон, чье искусство, по выражению писателя Салмана Рушди, «расширяет границы того, что нам позволено видеть и знать», в очередной раз исследует, описывает и систематизирует механизмы, управляющие жизненным циклом современного постиндустриального общества. Она прежде всего рассказывает истории, используя при этом фотографии, кино, скульптуру, инсталляцию, бесстрастно документируя то, во что трудно поверить. Благодаря точным сопоставлениям художницы реальность на поверку оказывается фикцией, воображаемой или сконструированной моделью, которую Саймон тщательно изучает и препарирует.
Проект «Бумажная работа, и Воля к капиталу», частично показанный на Венецианской биеннале в 2015 году, посвящен документам (среди них протоколы, соглашения, декреты и пр.), определяющим законы экономического господства и политического доминирования после Второй мировой войны. На архивных фотографиях, изображающих подписание этих документов, мы часто видим представителей власти и бизнеса в окружении композиций из цветов, которые подчеркивают высокий статус подписывающих сторон. Отобрав фотографии, связанные с историей 44 стран — участниц Валютно-финансовой конференции объединенных наций 1944 года, Саймон вместе с ботаниками идентифицировала цветы, «обрамляющие» ту или иную встречу, организовала доставку около 4000 видов из крупнейшего цветочного аукциона в Алсмере (Нидерланды) к себе в мастерскую в Нью-Йорке и составила из них букеты. Каждая из этих цветочных композиций была сфотографирована, а позже составляющие их элементы были засушены и превращены в гербарий, представляющий собой «невозможный букет», известный жанр голландской живописи XVII века, когда художники рисовали воображаемые композиции из цветов, которые не могли находиться вместе в одном букете. Современные формы капитализма делают человеческие фантазии вполне реальными; букеты становятся репрезентацией — или, по выражению художницы, «сценографией» — различных форм и модусов существования власти, способов ее действия и представления.
Внятная визуальная структура отличает и работы из серии «Черный квадрат» — проекта, который Саймон начала в 2006 году и который прежде никогда не выставлялся целиком. Как и великое произведение Казимира Малевича, давшее название серии, в фотографиях Саймон с изображением различных объектов заложено внутреннее противоречие, неоднозначность и богатство истории, когда единственный предмет оказывается символической репрезентацией сложных феноменов культуры и общества.
Так, например, «Черный квадрат IV» — это изображение «Бластера», изобретенного в Южной Африке антиугонного устройства, которое представляет собой огнемет, приводимый в действие нажатием на кнопку внутри автомобиля. «Черный квадрат V» — фиксация тени Генри Киссинджера, «Черный квадрат XII» — фотографии «Протоколов сионских мудрецов», книги, в которой содержатся якобы подлинные протоколы собрания еврейских лидеров, обсуждающих план мирового господства. Книга продолжает переводиться и издаваться на разных языках, хотя ее давно разоблачили как фальсификацию.
Самый последний квадрат, «Черный квадрат XVII», был сделан в год столетнего юбилея картины Малевича в ходе программы «Полевые исследования» Музея «Гараж». После многочисленных поисков и консультаций с учеными, агентствами, ядерными физиками в различных центрах по всей России Саймон удалось создать первое в мире произведение искусства из радиоактивного материала благодаря сотрудничеству с Российской государственной корпорацией «Росатом». В 3015 году, через тысячу лет после создания, черный квадрат, сделанный из остеклованных радиоактивных отходов, займет место в постоянной экспозиции Музея «Гараж» в специально подготовленной для этого в 2015 году нише в стене нового здания Музея.

«Черный квадрат XVII» сейчас хранится в железобетонном контейнере, который, в свою очередь, был помещен в бетонное хранилище на территории завода «Радон» около Сергиева Посада, в 72 километрах к северо-востоку от Москвы. Квадрат будет находиться в хранилище «Радона» до тех пор, пока его радиоактивные свойства не снизятся до уровня, который будет признан безопасным для человека и показа в выставочном пространстве. Ключевым моментом авторской концепции было соглашение, в соответствии с которым Музей «Гараж» станет местом постоянного хранения работы, когда ее создание будет завершено. Тем самым поднимаются вопросы, связанные с музейным хранением как таковым, его сроками, визуальной доступностью произведения для зрителя. В сущности, единственным свидетельством существования этой работы оказываются место, где она должна быть размещена, и сопроводительный текст, объясняющий всю историю.
И если «Черный квадрат XVII» сможет быть выставлен на всеобщее обозрение спустя не одну сотню лет, то другой результат программы «Полевые исследования» Музея «Гараж», документальный фильм, будет создаваться на глазах у посетителей. Это почти сюрреалистическая история о том, как гражданин США, художник создает вместе с российской государственной корпорацией по атомной энергии объект, который может быть «увиден» главным действующим персонажем, автором только опосредованно, через фильм, фотографии, обсуждения и переписку.
В документальном фильме освещаются самые разные аспекты атомной энергетики, начиная от разработки и способов использования радиоактивных элементов и заканчивая историей глобальных техногенных катастроф. Первая часть фильма была снята на одном из предприятий «Росатома», заводе «Радон», во время остекловывания черного квадрата и помещения его на временное хранение. Вторая часть фильма будет сниматься во время выставки в специально построенном павильоне. Приглашенные эксперты из разных областей в течение восьми недель в рамках отдельных тематических сессий (среди них «Атомная промышленность как международная программа. Между войной и миром», «Футурология и новый страх будущего», «Искусство после “конца света”») будут говорить о различных следствиях ядерной энергетики для культурной и социальной истории.

Другие события